Category: литература

v_shlape

В детстве

бабушка мне предложила великолепную игру, на несколько лет, примерно с моих 5 до 10-и - гуляя, мы рассказывали друг другу по очереди бесконечную сказку про двух котов, с их невероятными приключениями на земле, под землей, в космосе и на море, в прошлом, настоящем и будущем. А отрицательным героем, всем вредящим, у нас была злая ведьма Энтропия. Что неудивительно, учитывая бабушкину профессию - доктор технических наук, профессор, завкафедрой сопромата. Ну и как после этого мне было не стать журналистом? Хотя бабушка, конечно, предпочла бы сопромат.
v_shlape

Юнна Мориц... Хуже, чем эпитафия.

Ведь была же она поэтом, настоящим, когда-то. А теперь острый постклимактерический психоз. Бывает. Я такую неряшливую бабку видела однажды в Питере на почте в очереди, она плясала, кричала безумные слова и юбку задирала слишком высоко, демонстрируя все, что не демонстрируют... Не дай Б-г дожить до такого позора.

(специально для одной пропагандистской дамы из ф-ленты, около газеты Завтра - я о вас тоже иногда думаю, моя дорогая. Сегодня вы заработали ваши 2 евро за пост, а завтра все изменится и придется отвечать и платить за все... Врагу не пожелаю).
v_shlape

Михаил Шишкин: "Россия — страхоцентричная страна"

Оригинал взят у philologist в Михаил Шишкин: "Россия — страхоцентричная страна"
Интервью писателя Михаила Шишкина Екатерине Дробязко для сайта "Культтриггер"


Фото Евгении Фролковой

Екатерина Дробязко: есть мнение, что сейчас в России наблюдается необычайный всплеск интереса к литературе. Просто крайне литературоцентричная страна: книги массово издаются, по Первому каналу показаны фильмы о Бродском и Саше Соколове, возникают новые премии, сайты про книжки в интернете: «Горький», «Полка»… Литература стала востребована каким-то новым образом? Вам так не кажется?

Михаил Шишкин: я уже давно не живу в России, последние два года не езжу в Россию принципиально, поэтому не слежу, какие сайты открылись и какие книжки читают. Мне кажется, это wishful thinking: все равно что видеть в каждом выпущенном политзэке — начало оттепели. Если где-то открылся книжный сайт, это не значит, что началась книжная оттепель.

Люди всегда читали по одной простой причине: страшно оставаться наедине с самим собой. Эту космическую пустоту в себе нужно быстрее чем-нибудь закрыть. Когда ты читаешь, ты перестаешь быть собой — ты становишься кем-то другим, ты впускаешь в себя другой мир, заполняешь эту вселенскую дыру в себе. Когда-то были только книжки, потом появились другие способы — техника развивается. Стало возможно сходить в кино и немножко избавиться от себя, потом появился интернет, и каждый раз решается та же самая задача, но только более удачным способом. Сейчас избавиться от себя кому-то помогает телевизор, кому-то — Фейсбук. Кто-то по старинке хватается за книги. Я, кстати, говорю сейчас о настоящих читателях, а не о тех, кто читает, потому что пишет. Я не верю ни в какой новый интерес к литературе. Кто читал, тот и читает. И этих людей в России все меньше.

Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/poosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

v_shlape

Алик Гинзбург. Великий человек

Оригинал взят у systemity в Алик Гинзбург. Великий человек
Александра Свиридова
Нью-Йорк

Хорошо нынче – открываешь компьютер, входишь в интернет, выстукиваешь имя, и энциклопедия выдает справку: Алекса́ндр Ильи́ч Ги́нзбург - журналист, издатель, участник правозащитного движения в СССР, член Московской Хельсинкской группы, составитель одного из первых сборников самиздата («Синтаксис»), член редколлегии журнала «Континент» в 1979-1990 годах. А тогда - после путча 1991 года - только близкие друзья Алика радовались его приезду. Широнармассы понятия не имели, в чем событийность его второго пришествия в столицу. Алик впервые воротился в нее после того, как был вывезен из Лефоротово с группой товарищей – в обмен на двух доблестных советских шпионов, провалившихся в Нью-Йорке. В команде Алика было пятеро зэка, и он мечтал написать об этом обмене. Придумал название – «Две пятых советского шпиона».

Collapse )

Эх, были люди в наше время!



v_shlape

Прекрасный печальный Самуил Лурье

Поминальная речь по России, которую мы любили.

"Слишком поздно — и то немногие, — поняли, что ничего этого не существует (литература, впрочем, указывала, пока была): ни страны, ни погоста, ни
государства. Есть только ГБ, нацеленная на единственную задачу: уничтожить на планете Земля человеческую цивилизацию. И что бы мы ни делали, мы фактически работали на нее, рабы.
v_shlape

"Россия повисла на чекистском крюке" (с)

Преамбула: В Питере был у меня старший друг - Игорь Львович Бунич.
Известный писатель, ("Золото партии", "Операция Гроза" и т.д.), бывший офицер-подводник, диссидент, интеллектуал, филокартист, историк, полиглот - можно долго еще перечислять его занятия и увлечения, и все будет интересно и необычно.
А еще Игорь Львович был потрясающим рассказчиком, просто божий дар у него был - мне кажется, запросто мог разом надиктовать книгу со сложным многоплановым сюжетом, без помарок и редактуры, прекрасным языком. Но он свои книги не диктовал, а по-старинному печатал на машинке, так и не привык к компьютеру. Мы познакомились на питерском телевидении, где я работала корреспондентом редакции публицистики, а Игорь Львович вел цикл исторических передач. Да мы еще и жили недалеко, так что беседовали часто, и я не раз записывала его интервью для газет. Сначала просто слушала, потом не выдерживала, доставала из сумки диктофон и выкладывала на стол, потому что жалко такое слушать одной, надо делиться. Вот, одно из них, прогнозы из которого точно сбылись через 20 лет и, к сожалению, продолжают сбываться.
8 июля 1993 года, "Русская мысль".

Арбуз в бывшем туалете, или снова о Черкесове.

Collapse )

- Виктор Васильевич был тогда молоденьким старшим лейтенантом, мило красневшим, как девушка. Он обратил мое внимание на кронштейны, которые находились в углу его кабинета, очень похожие на подставку для дыбы, и сказал, что очень многие подследственные сразу обращают внимание на эти приспособления. "А в действительности?" - "А в действительности здесь был туалет, это стояки от умывальников". То есть количество туалетов сократили, количество кабинетов увеличили, а поскольку Черкесов был следователь юный, начинающий, его и усадили в такое вот место.
У него были две маленькие дочечки, которых он обожал. Иногда они звонили в кабинет и спрашивали:"Папочка, что ты делаешь?" А Виктор Васильевич со вздохом отвечал:"Допрашиваю, кошечка".
Придя на очередной допрос по делу Гелия Донского, я увидел на столе у Виктора Васильевича на столе пакет с арбузом - это в июне-то месяце. И тут же высказал смелое предположение, что именно ради этого арбуза Виктор Васильевич и служит в данной организации, так как только в КГБ можно получить арбуз в начале лета. Черкесов страшно обиделся, вспыхнул и сказал, что если бы нас не связывали официальные отношения свидетеля и следователя, то он бы мне съездил по физиономии. Что не за какой-то арбуз он работает, а за идею, потому что считает ее лучшей в мире. И вне этой идеи, вне пролетарской ненависти, которую ощущает в этот момент, он себя не мыслит. Оставьте его без арбуза, даже без зарплаты, оставьте ему только портрет Андропова на стене - он все равно будет работать.
Но, когда официально было объявлено, что коммунизм рухнул, Виктор Васильевич не застрелился, а спокойно перешел на службу к "сионо-демократам". Удивительна психология этих людей, чьему попечению была отдана безопасность страны, именуемой СССР. Они давали кучу присяг - что по первому зову партии, не щадя живота своего... Но СССР рухнул, партия разбежалась, а ее "боевой кулак" бодро перешел на службу новой системе.

Дело даже не в том, что они преследовали диссидентов, а в том, что они ничем другим заниматься не умеют.
Collapse )
v_shlape

Опять, извините за выражение, Синявский и Розанова

(Только для специалистов)
Давний мой питерский знакомый, журналист и пиит Андрей Чернов, увы, замечательно облажался. Речь идет о серии его хамских и клеветнических постов против Владимира Буковского. Ссылку на эту серию я давать не буду, зачем рекламировать срам и позор симпатичного человека.
Ссылка будет только на прямую речь конкретных свидетелей некоторых событий и публикаций. Вот таких:
Collapse )
.
v_shlape

Митя Волчек

жжет (как всегда):

М.О.: Вы сказали, что «никто ничего не пишет», и никто, кажется, не спросил: а с чем вы это связываете?

Д.В.: Прежде всего, с тем переломом, который произошел в начале века, когда появились все эти фабрики по перекачке говна: книжные супермаркеты, огромные тупые издательства, бессмысленные премии, вроде Нацбеста или Большой книги. Конечно, это был только отзвук бедствия, которое в то же самое время происходило в политике. На смену эксцентрикам и девиантам повсюду пришла тошнотворная гебня с полонием и бизнес-планами, и в литературе тоже.

При этом никуда не делся гигантский провал, образовавшийся за семь десятилетий. Его только-только принялись заполнять, но тут подмастерьям надоело, и они объявили, что уже научились всему и будут сочинять романы по правилам суверенной демократии.

Вот вы, небось, не читали Прилепина? Знаете, это поразительно: ведь человек вообще не представляет, что существовала литература XX века, что были Гертруда Стайн, Рене Кревель, Платонов и Улитин. Это проза, которую в 1870-х годах печатал Некрасов в «Отечественных записках», один в один, ну разве что с небольшой, хоть и очень противной советской примесью. Мне понравилось, как Галковский сказал о Прилепине: «этому человеку в голову вставили демо-версию языка». И вот эту картонную, опоздавшую на 140 лет прозу о том, как бабушка спилась и пошла по дорогам, объявляют событием десятилетия.

Делёз об этом писал, что сейчас каждый маленький человек, имеющий свой опыт, считает себя вправе о нем написать, и это – гибель литературы.

отсюда
v_shlape

Еще раз о Синявском и Розановой

Совпадение - только что мы с френдами о нем говорили
а тут - опубликованы воспоминания и размышления об этой парочке их старого знакомого, диссидента Сергея Григорьянца.
Очень любопытный текст - портрет времени, портрет личностей.

Четыре маски Андрея Синявского

Collapse )