Anna (stilo) wrote,
Anna
stilo

Categories:

Кто управляет ракаями?

Что-то загадочное есть в этих событиях. Вчера стрельба, пожары, сотни участников погромов бесновались на территории нескольких городов, гнев, вопли, угрозы, лозунги "Полиция, вон с НАШЕЙ территории!" И вдруг - моментальный повсеместный отбой, тишина. Ну не бывает такого при стихийных народных выступлениях, они инерционны и не прекращаются в одночасье, как по мановению волшебной палочки.

Что же произошло? И кто управляет этими "стихийными" бунтами? Ответ на этот вопрос совершенно неожиданно прозвучал в аналитической программе 5-го канала французского ТВ.

В передаче под названием «Это носится в воздухе» были собраны настоящие эксперты по вопросу, теоретики и практики: криминолог, профессор института криминологии парижского Университета II, автор книг-исследований «Городское насилие» и «Организованная преступность»; мэр городка Рони-су-Буа; генеральный секретарь профсоюза полиции; журналист, специализирующийся на расследованиях деятельности мафии и ее крестных отцов.

Присутствовал и их оппонент – представитель и лоббист мультикультурной молодежи, Моххамед Мешмаш, «уличный воспитатель» (есть и такая профессия) из Клиши-су-Буа. Он является еще и президентом ассоциаци «AC LE FEU», которая должна, вроде как, умиротворять ракаев-поджигателей. (Тот самый Мешмаш, который после первого тура президентских выборов и очевидного преимущества кандидата Саркози, угрожающе сказал в интервью: «Да, Франция, видимо, плохо выучила урок, преподанный ей в 2005-м»). Он заполошно голосил в начале телепрограммы, перебивая всех, о том, что случилась страшная, неслыханная трагедия, (т.е., практически, самоубийство по собственной дури двух малолетних мотоциклистов, врезавшихся на скорости в машину полиции. Вообще-то в авариях каждый день гибнут люди, национальный траур по этому поводу не объявляют), - потому, мол, говорить и думать нужно прежде всего об этом, все пригороды в горе, они выражают свой протест, на развитие опасных кварталов государство выделяет мало денег и бла-бла-бла... И все это на патетических нотах и довольно агрессивно.

Но старый трюк не прошел, ситуация и настроения в стране изменились.

Вежливые французские эксперты вдруг говорят ему – «хватит с нас этих россказней про горе и стихийный протест. Мы знаем, кто и что именно стоит за этими погромами, кто их организует». Мешмаш неожиданно резко перестал верещать.

И эксперты вдруг (вообще, во Франции об этом не принято говорить публично) рассказали, что в стране уже давно существует мощная система альтернативной криминальной экономики, которая инициирует и поддерживает эти погромы, руководит ими, финансирует и организовывает их участников.
Государство в государстве.

Главным и единственным требованием ракаев в интифаде-2007 был лозунг:
«Полиция, вон из наших кварталов!»
Догадайтесь с трех раз, кто выдвигает это требование и кому оно выгодно.

По словам экспертов, в эти мощные «альтернативные» структуры входят как криминальный бизнес, (это - крупный наркотрафик, грабежи банков и инкассаторских машин, масштабное воровство автомобилей), так и идеологи-пропагандисты, целый ряд общественных организаций.
В опасных пригородах и кварталах давно уже существует полувоенная криминальная иерархия – «генералы» (они же – крестные отцы, во Франции их называют «каидами»), «офицеры» – те, кто непосредственно «работает» с ракаями, т.е., зверит, обучает и дрессирует «рядовой состав» - молодых выходцев из семей североафриканских и черных иммигрантов, и сам рядовой состав, зарабатывающий с малолетства мелким дилерством наркотиков и воровством, под крышей всей организации.

«Генералы» координируют преступность, принимают решения и распределяют финансы. Идеологи распространяют среди ракаев идеологию, состоящую в том, что кварталы и даже целые города принадлежат им, ракаям, потому там не должны действовать законы государства. «Рядовому» и часто несовершеннолетнему составу прививается культура собственной исключительности и превосходства. «Французы нас оккупируют, когда мы воюем с полицией, поджигаем общественные здания - мы воюем с оккупантами».
Им целенаправленным образом прививается ненависть к Франции и к французам, ко всем государственным институтам, особенно – к полиции. Полицию они воспринимают, как оккупационную армию на своей, исконно ракайской территории.

Профессор криминологии сообщил, что по результатам целого ряда научных исследований, никакой связи между социальными проблемами и ракайскими погромами нет.
Исследования показали, что даже значительное улучшение экономической ситуации в регионе, вложение в него больших денег, развитие его инфраструктуры и социальных программ НЕ ВЕДЕТ к улучшению криминогенной ситуации в нем и выходу из криминальных сетей в нормальную жизнь малолеток.
В развитие социальной инфраструктуры «чувствительных кварталов» только города Виллье-ле-Бель в последнее время государством было вложено 150 миллионов евро. И результат?
(Впрочем, м.б. часть этих средств была разворована местными политиками). В пресловутый пригород Клиши-су-Буа, откуда началась интифада-2005, за два года вложили столько средств на развитие, сколько нормальным городам и не приснится. Все для дорогой нашей мультикультурной молодежи. Результат: позавчера в Клиши-су-Буа ракаи сожгли Центр отдыха.

Эксперты:
И тогда, в 2005 году, и сейчас именно криминальные сети инициировали бунты. Разница лишь в том, что сейчас они просто достали и применили против полиции свое оружие, которое они используют для грабежей. Несколько месяцев назад полиция обнаружила и захватила один из складов этих сетей – много огнестрельного оружия и 12 противотанковых ракет. Последние, конечно же, были предназначены не для войны с полицией, а для грабежей бронированных инкассаторских машин. Оружия у сетей много, оно подготовлено давно.

Представитель полиции:
Когда мы приходим арестовывать подозреваемого, нас уже встречают идеологи этих сетей, которые организовывают сопротивление местного населения, препятствуют аресту. При депортации нелегальных иммигрантов на родину нам создают хорошо организованные препятствия в аэропорте. Есть четкая сплотка общественных «правозащитных» организаций и криминальных сетей подпольного бизнеса...

На вопрос - существует ли антибелый расизм в этих кварталах, - мэр Рони-су-Буа ответил - да, постоянно идут оскорбления белых именно как белых. Но, кроме этого, есть неприятие всех государственных институтов, и особая неприязнь к полиции. В моем городе, говорит он, работает 26 полицейских, каждый из них, независимо от цвета кожи, многократно получал оскорбления и угрозы расправы.

Ведущий задает вопрос: - Какие есть средства у полиции против этих мафий?

Полицейский спокойно говорит: - Все необходимые средства у нас есть, мы можем справиться с погромами и погромщиками, а главное с теми, кто их организует, очень быстро. Мы давно ведем за ними наблюдение, расследования, знаем руководителей и участников этих криминальных сетей. Мы можем их арестовать. У нас нет только одного – приказа, который должны отдать политики.

Что касается последнего мятежа, то полицейский считает, что, как и в 2005 году, криминальным сетям не понравилось усиление присутствия полиции в этих кварталах, все большее вмешательство государства в жизнь пригородов, контролируемых каидами, и они использовали несчастный случай, как предлог. Полицейский офицер привел пример: две недели назад в Марселе точно так же погиб подросток-мотоциклист, врезавшись в полицейскую машину. Но никаких волнений не последовало, никто даже не заметил этого случая. Такие автомобильные аварии бывали и раньше (что неудивительно, если учесть безбашенность этих мотоциклистов). Но бунт возникает лишь там и тогда, где и когда крестные отцы-каиды решают "проучить" полицию и показать ей, как они считают, ее место.



.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 181 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →