Anna (stilo) wrote,
Anna
stilo

Так уж вышло, что против вонючего совка всерьез - только Степан Андреевич

Оригинал взят у golishev в Продолжаю сеять разумное, доброе, вечное

http://www.ipress.ua/media/gallery/full/p/h/photo.jpg
Степан Бандера

ИЗ НЕИСЧЕРПАЕМОГО ИСТОЧНИКА
(вторая попытка литературного перевода на современный русский язык)

Статья была написана по случаю Рождественских праздников, 7 января 1957 г.

Борьба c московской версией коммунистической доктрины - это борьба не на жизнь, а на смерть. Не только для тех, кто сознательно себя ей противопоставил, но и для всего народа, попавшего в ее безжалостные тиски. Потому что беспощадное истребление самобытности, самостоятельности, любых проявлений свободолюбия, холодное и методичное истребление людей – это суть московской «национальной политики». Каждый порабощенный народ, все его прослойки и каждый отдельный человек постоянно находится перед дилеммой: покориться, стать ее послушным орудием или погибнуть.

В начале коммунистического господства нас убеждали, что речь идёт об уничтожении отдельных «классовых врагов», которые мешают самому передовому и гуманному учению проявить свои лучшие качества. Мол, подрастёт новое поколение, воспитанное в коммунистическом духе, весь мир убедится в достоинствах новой доктрины, и тогда машина подавления и уничтожения будет упразднена за ненадобностью. Однако, ряды «классовых врагов» постоянно пополнялись. Машина всё работала и работала. За четыре десятилетия «новое поколение» успело подрасти, возмужать, состариться и дождаться внуков, которые уже с рождения воспитывались в соответствующем духе. Но ничего не изменилось. Людей по-прежнему приходится подавлять и убивать. Без этого коммунистическое «царство всеобщего равенства» нежизнеспособно.

Люди не изменились. Чувство справедливости, человеческое достоинство, жажда правды истребить так и не удалось. Люди и не поверили в то, что бесчеловечная коммунистическая система функционирует для их же блага. Не поверили в рыцарство палачей и в неизбежность жертв. Тогда их отгородили стеной от всего остального мира, день и ночь рассказывали сказки про нищету и обездоленность трудящихся в капиталистических странах и заставляли благодарить «партию и правительство» за каждый глоток воздуха. Под нож пошло всё, что дорого человеческому сердцу и народной душе: церковь, национальные традиции, все формы самобытной культуры и творчества, историю, литературу, не выполняющую воспитательную и пропагандистскую функцию. Там, где цвело разнотравье народной жизни, осталась выжженная земля...

Казалось бы, невозможно придумать лучшие условия для превращения людей во что угодно. Все помехи устранены, любое сопротивление подавлено, человек послушен, находится под тотальным контролем. Но нет! Ничего не помогло! И эта неудача – самое явное свидетельство того, что задача построения коммунизма и создание "нового человека" – безумна, утопична и заведомо неисполнима. Потому что в основе нее – ошибочный взгляд на природу человека и общества. Ведь для материалиста духовое измерение - все, что есть в людях высокого, светлого, непостижимого – не более, чем продукт жизненных обстоятельств, классовой принадлежности, условий развития.

Когда творцы «новой общественной формации» и «нового человека» признали своё поражение, они нашли оригинальное решение – объявили нынешнее состояние «переходным» и полностью переключились на то, что у них лучше всего получается: на подавление и экспансию. Человек в его нынешнем «ущербном» состоянии должен быть максимально закрепощен, господство КПСС должно распространиться как можно шире. В идеале – на весь мир. А преображение человека и общественных отношений в соответствии с коммунистической утопией - откладывается на неопределённый срок.

Этот вынужденный «компромисс» породил целую прослойку партийных бюрократов, которые в коммунистические идеалы давно не верят, зато обладают вполне старорежимными бюрократическими и полицейскими «талантами». И главный из них – лицемерие.

Людям по-прежнему навязывают коммунистическую доктрину. Только теперь это делают не одержимые фанатики, а сытые чиновники. Они научились дозировать террор, умело направляя его на то, что угрожает их идейной монополии. И сам террор в их руках приобрел иные более изощрённые формы. Если раньше ставка делалась на уничтожение, то теперь предпочтение отдаётся изоляции, дискредитации, переманиванию на свою сторону. Прошедшие десятилетия научили их тому, что террор не всесилен. Злоупотребив в свое время таким сильнодействующим средством, как угроза смерти, они столкнулись с тем, на что оно не действует на тот стержень, который ни согнуть, ни сломать невозможно, потому что он опирается на то, что находится по ту сторону жизни и смерти.

Жизнь - в их представлении, высшая ценность. Смерть - ее отрицание. Как можно сознательно променять первое на второе? В чем тут подвох? Не понимая природы этого выбора они, тем не менее, не смогли пройти мимо того непреложного факта, что его делают миллионы людей. Подчас целые народы! Отрицая бессмертие души, они отрицают Того, кто сам есть Жизнь и источник жизни каждого человека. Кто прежде всякой жизни. С кем сочетается всякая человеческая душа за порогом смерти.

Недаром именно на Церковь Христову так ополчились творцы «новой жизни». Не зря с таким остервенением выкорчёвывают они начала традиционной народной религиозности! Но разрушив храмы, уничтожив духовенство, лишив людей всех зримых примет церковности, они оказались неспособны удалить корень веры, присутствующий в человеческой душе изначально: тоску по Богу и неудержимое стремление к Нему.

Можно лишить человека всех свобод, закрепостить, поработить, заточить в каменные стены. Одно только невозможно – убить в нем стремление к свободе. Потому что стремление – это Божий дар, который у человека никогда не отнимется.

Бесчеловечная система, отстроенная коммунистами, заточила правду в тюрьму, опутала колючей проволокой в концлагерях, загнала в подполье. Не оставила ничего, кроме обмана и фальши. Одно ей оказалось не под силу: лишить человека самОй способности отличать правду от лжи, тоски по правде, готовности за нее бороться и страдать, способности верить в ее неизбежную победу. Потому что на пути правды и чести душа человеческая приближается к Богу. И сбить с этого пути человека нельзя. Сколько не сбивай – всё равно вернётся.

Любовь к ближнему и чувство справедливости также неистребимы в человеческих отношениях. Потому что они – Божий дар, который никто не в силах у нас отнять. Именно они лежат в основе национального сознания, национального чувства, национального достоинства. Лишь тогда они святы, когда исходят из этого Божественного источника, Его светом освещены.

Потому так такую лютую ненависть вызывает у коммунистической бюрократии любые, пусть даже самые робкие, признаки национального возрождения, любое обращение к национальной традиции. Люди должны быть разобщены и растеряны, чтобы ими было проще манипулировать – отправлять на «великие стройки», ставить в строй, бросать под пулемёты. Но сколько не вытравливай в человеке национальное чувство, оно все равно пробьётся, как трава сквозь асфальт.

Именно эти неискоренимые свойства человеческой души побуждают к сопротивлению коммунистической тирании, которая обречена ненавидеть Бога, нацию, человека. Но способность к сопротивлению этому, на первый взгляд, непобедимому врагу, определяет наличие у борца источника силы, превышающей естественные человеческие возможности, и сверхъестественного Вдохновителя. И то, и другое нам даёт вера в милосердного всеблагого Бога, Его Единородного Сына – Господа нашего Иисуса Христа, и Святого Духа. Каждый человек может черпать из этого бездонного колодца столько живой воды сколько его душа способна впитать. В самых тяжелых жизненных ситуациях, в самой большой беде, в отчаянной борьбе, когда, кажется, весь мир против тебя, вера в Спасителя дает нам немедленную и несокрушимую помощь.

Невозможно отделить задачу защитить и уберечь Церковь Христову от уничтожения от общих задач национально-освободительного движения. К конечном счете, это одна и та же задача, в которой Церковь и повстанчество идут рука об руку спасая и усиливая друг друга...

В эти рождественское дни все наши мысли, конечно, о нашем многострадальном народе, о родных и близких в Украине, о тех, кто томится в тюрьмах, концлагерях и ссылках. И надо всем этим великая тайна - Тайна Воплощения. Почему Господь наш явился в убогом пристанище бедных пастухов в облике беспомощного младенца, нуждающегося в помощи и защите? Мысль об этом наполняет душу верой и любовью. Дело тут не в унижении, ибо подлинное унижение - общество самодовольных грешников, а не убогих простецов. Сердца наши пленят другое – то, что Христос пришел к тем, кто более других нуждался в Божьей помощи. Пришел еще более немощным и, приняв помощь от пастухов, уподобил их Всевышнему - вознес на головокружительную высоту. Ибо облагодетельствовали они всех благ Подателя.

Эта поразительная рождественская метафора осеняет наши мысли о возлюбленном народе, о вере Христовой, о нашей порабощенной Родине. Нам – борцам и страдальцам украинского освободительного движения - Бог помогает! Из этого неисчерпаемого источника мы черпаем силы. Вера наша направляет нас на пути борьбы.
____________________________________________________________________________________

Первая попытка перевода (статья "НЕ БЫВАТЬ УКРАИНЕ СООБЩНИЦЕЙ МОСКВЫ") здесь - http://golishev.livejournal.com/2454667.html


  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 251 comments